Как ни говори, но в европейской части России такого раздолья для рыбаков и охотников, как на  нижней Волге, пожалуй, нигде нет. Необозримые просторы дельты с множеством проток, ериков, жилок, озёр, ильменей и достаточно развитая дорожная сеть предоставляют рыболовной братии широчайший выбор мест для подводной охоты, рыбалки и просто отдыха на природе, а многие из них позволяют наилучшим образом совместить и то и другое. Здесь найдут себе место по вкусу как закоренелые «дикари», не признающие организованного отдыха так и любители комфорта, не желающие даже на рыбалке надолго расставаться с джакузи.

На фестивале «Золотой дельфин»  и последовавшей за ним международной выставке «Охота и рыболовство на Руси» посетители могли ознакомиться с предложениями если не всех, то большинства  рыболовно-охотничьих баз, распложенных в этом сказочном краю. Разные по уровню комфорта и предлагаемого сервиса базы эти рассчитаны на самые разные вкусы и, соответственно, разную толщину кошельков. На некоторых из них нам с женой доводилось побывать. Прекрасные впечатления оставила о себе база «Росма».

  В позапрошлом году мы с друзьями провели незабываемую неделю на базе «Затерянный Мир».  Обычно, когда заходит речь о затерянном мире у многих возникает образ отрезанного от цивилизации, забытого богом уголка дикой природы, где до сих пор бродят диковинные звери, а немногочисленные туземцы, если таковые вообще имеются, прикрывают наготу листьями.  Как хорошо, что тот «Затерянный мир»,  в котором мы побывали, располагаясь среди первозданной природы, богом не забыт, располагает всеми благами цивилизации и встречает своих гостей полным набором всех мыслимых удобств.  

  Подводная охота в угодьях базы так понравилась, что желание вернуться  возникло раньше, чем истёк срок нашего пребывания в этом чудесном месте. На фестивале состоялось наше знакомство Дилярой Рашидовной Калмухомедовой генеральным директором туристической фирмы «По клеевым местам», которая пригласила в удобное для нас время вновь побывать в «Затерянном мире».

  Уже в течение многих лет мы с друзьями в самом конце августа, начале сентября отправляемся в низовья Волги. В этом году, выехали пораньше, ибо, прежде чем отправиться на свой любимый Бузан, где предстояла встреча с друзьями, провести несколько дней на базе «Затерянный мир.  На подъезде к Астрахани, как и договаривались, позвонил Диляре,  что бы заявить о себе и определиться, где оставить машину. Нам было предложено на выбор либо оставить её на стоянке у офиса и далее до пристани, ехать на микроавтобусе фирмы, либо своим ходом добраться  до пристани в  Зеленге и там, на охраняемой стоянке, поставить свой автомобиль. Выбрали второй вариант, как более удобный для нашего дальнейшего путешествия.

   К сожалению, отсутствие дорожных указателей в Астрахани заставило поплутать по улицам города, прежде чем удалось выехать в нужном направлении.   

По закону подлости, когда мы подъехали к переправе через Бушму, паром только что отвалил, но ожидание его прихода не слишком затянулось. Приятно порадовала заботливость принимающей стороны. Пока мы блуждали по городу, а потом ждали парома, менеджеры фирмы неоднократно связывались с нами,  чтобы уточнить наше местоположение и дать рекомендации по выбору маршрута. Удобная территория пристани, где нас ждал быстроходный катер, позволила подъехать к самому причалу, что облегчило  перегрузку багажа и многочисленного снаряжения. Поставив машину и прицеп с лодкой в указанном охранником месте, занимаем места в катере и прощаемся с сушей, дальше кругом вода.  Белинский банк, по которому предстояло идти, встретил нас штилем.

 Как только катер  вышел из бухты, мощный двигатель мгновенно поднял  судно на редан, скорость резко возросла и мы почли за благо укрыться в рубке от набегающего воздушного потока. Рядом разместилась молодая пара с дочерью.

 Не прошло и часа как мы свернули на Седьмую Огнёвку и пришвартовались к дебаркадеру базы, стоящему  возле плоского острова, поросшего густым тростником.

  База «Затерянный мир» располагается на трёх дебаркадерах. На двух, соединённых в единое целое, расположена гостиница с прекрасно оборудованными номерами на любой вкус. Тут вам предложат апартаменты, каюты люкс и полулюкс. В каждом номере, спутниковое телевидение, душ, на окнах москитные сетки. Не только номера, но и все остальные помещения базы кондиционированы.

 В соседнем корпусе размещаются  ресторан, бар, танцевальный и биллиардный залы, установки для  игр на разный вкус, магазин с богатым рыболовным ассортиментом, пункт проката снаряжения, турецкая баня, сауна, бассейн и наконец, причал, на торце которого для желающих искупаться имеются удобные лестницы.

Вдоль всего комплекса идёт крытая прогулочная палуба, а на торцах дебаркадеров имеются площадки для желающих половить рыбку, так сказать, не отходя от кассы. Тут же находятся удобные, закрывающиеся, индивидуальные шкафы для  хранения спиннингов и удилищ. Разумеется, предусмотрены специальные места для сушки и хранения подводного снаряжения. Особо необходимо упомянуть камеры для заморозки и хранения пойманной рыбы. По желанию клиентов егеря приготовят из неё балык, закоптят, завялят, а повара сделают  шашлык, барбекю или приготовят иным способом.  

  На отдалении, чуть выше по течению стоит третий дебаркадер, в котором проживают егеря и другой обслуживающий персонал. Там же размещены дизель генератор, питающий базу энергией и антенна для связи с внешним миром, коптильни для горячего и холодного копчения, иные хозяйственные помещения. Рядом оборудован причал для многочисленного флота. Вдоль берега, в тени деревьев вьётся тропинка, соединяющая все объекты базы. Так что у каждого имеется возможность погулять по суше или забросить удочку, сидя на травке.

  На пристани как старых знакомых нас встретила администратор Татьяна Леонидовна, и, проводив в приготовленный номер, пригласила на обед. Егерь Сергей, которого нам представили на причале, помог перенести  багаж и поинтересовался планами на рыбалку. Сегодня ехать куда либо было уже поздновато,  договорились завтра с утра двинуть на раскаты и посвятить первую половину дня, подводной охоте, а вечер, если останутся силы и сохранится желание, традиционной рыбалке.

   В ресторане мы снова увиделись с попутчиками, столик которых стоял рядышком с нашим. Юрий и Лариса впервые оказались на рыболовно-охотничьей базе, приехали без какого бы то ни было снаряжения, целиком полагаясь на местный сервис. Как выяснилось позже, их ожидания оправдались, магазин и пункт проката базы полностью удовлетворили все возникавшие запросы.  

   Солнечным утром, когда мы появились на причале, Сергей в своей длиннющей деревянной, обшитой пластиком лодке уже ждал нас. Удобно усаживаемся на постеленные на банки ватники и отчаливаем.

За бортом проплывают знакомые пейзажи, множество птиц, поля лотосов.

 Миновав базу «Царь рыба», сворачиваем в протоку, окаймлённую высоченным тростником, вода постепенно начинает чернеть, ещё пятнадцать минут и открываются просторы знаменитых раскатов. Огибаем пару колок и останавливаемся. Дно как на ладони. Надеваю костюм и в воду.

Видимость просто замечательная, во всяком случае, не меньше пяти метров, глубина немногим более метра. Слабое, но явственно ощутимое течение слегка пригибает ко дну редкие водоросли. Кругом снуёт мелочь, а вот серьёзной рыбы пока не видно. Двигаюсь вдоль кромки камыша, периодически  заглядывая в тёмные межстеблевые пространства,  Краснопёрки, окуни, беспородная мелюзга и ничего достойного выстрела.  При очередном заходе в гущу тростника среди его стеблей, примерно в метре от себя  вижу спокойно стоящего сазана. Выстрел, сильный рывок и он, скрывается в облаке поднятой мути, сматывая линь с катушки. Буквально продираюсь сквозь камыш, хватаю, прижимаю к себе бьющуюся  на лине рыбину.

Навскидку в сазане не менее пяти килограмм, не гигант, но экземпляр вполне зачётный. Начало многообещающее и это греет охотничью душу. Отстёгиваю рабочий линь от спирали на омеровском амортизаторе и, продёрнув сквозь тело добычи, возвращаю на прежнее место. Как хорошо, что теперь нет нужды для снятия рыбы с гарпуна  отвинчивать наконечник.

  В спокойном темпе двигаюсь против течения.  Периодически преодолеваю кусты водорослей и за одним из них  замечаю впереди на пределе видимости щучий хвост впечатляющих размеров. К сожалению, до его обладательницы далековато, боюсь промахнуться или, что ещё хуже, не хватит убойной силы. Вытягиваю вперёд руку с ружьём  и, изготовившись к стрельбе, затаив дыхание медленно, еле шевеля ластами, иду на сближение.  Хищница приходит в движение, но поздно, выстрел и она исчезает в космах водорослей. Бросаюсь за ней, вдоль уходящего в сторону линя и вдруг вижу лежащий на дне гарпун. Неужели сошла, проносится мысль, но стоило протянуть к нему руку, как он заскользил по дну вслед за натянувшимся линем.  Через секунду вижу, как щука, увлекая шнур,  мечется почти у самой поверхности. Выстрел оказался удачным, гарпун, пробив её посредине, чуть впереди анального плавника, пошёл навылет и теперь сорваться ей нет никакой возможности. Плыву дольше и вскоре замечаю ещё одну пятнистую, но как только начал медленно поворачивать ружьё в её сторону, щука делает резкий бросок и исчезает в траве.  По опыту знаю, что частенько сорвавшись с места, щука совершает циркуляцию и оказывается вблизи исходной точки. Замираю на месте и озираюсь по сторонам. Осторожно обшариваю и внимательно осматриваю ближайшие окрестности, всё напрасно, ушла.

  Двигаясь дальше, попадаю в стайку мелких рыбёшек и вскоре обнаруживаю пасущую их щуку немногим более килограмма.  Выстрел и третья рыбка занимает место на кукане, а стайка мелочи временно остаётся без присмотра. Временно, ибо наверняка вакантное место пастуха скоро будет занято.  

  Прошло менее часа, а на кукане уже три вполне зачётных  трофея!  Вот это охота, вот это место!!! Настоящее эльдорадо, проносится мысль и, как это часто бывает, последующие два часа ничего путного не попадается. Переплываю от одной колки к другой, обследую крыши, красивые дворики с кристальной водой, иду по разливу, мелочи хоть отбавляй, а ничего достойного выстрела не вижу. Поневоле станешь суеверным, одна неуместная мыслишка и прощай рыба. 

  Плыву к лодке, меняем место. То тут, то там  видим всплески убегающей рыбы, порой весьма серьёзной. Выйдя на очередной разлив, сбавляем ход и вглядываемся в проплывающие за бортом пейзажи подводного царства. Вот замечаем убегающего сомика, а вот целая стайка вполне приличных  сазанов скрывается в водорослях, окаймляющих песчаную полянку. Стопорим ход, Сергей бросает якорь, а я хватаю маску и за борт. На этот раз обследую разлив, посреди которого над водой поднимаются отдельные стебли и небольшие островки чекана. Вокруг под водой разрослись огромные, порой почти до самой поверхности, кусты травы, а меж ними как между горных хребтов то узкие, извилистые  каньоны, то широкие долины с островками песка. Место очень перспективное. Среди вездесущих краснопёрок и окуней часто попадаются  солидные караси, один из которых вскоре поселяется на кукане. Как правило, серьёзная добыча попадает в поле зрения, когда бесшумно, на задержке дыхания переваливаешь через вершину подводной гряды и взору открывается свободное пространство.  Вот и на этот раз стоило преодолеть куст, как буквально в двух метрах от себя увидел пару пасущихся  сазанов. Не раздумывая, стреляю в ближайшего и после короткой борьбы красавец оказывается на кукане. Иду вдоль дна очередного каньона и вдруг навстречу мне из за поворота неторопливо выплывает бронзовый сазанище. Увидев меня, он на мгновение замер, подставив широченный бок, и тут же за нерасторопность поплатился жизнью. Гарпун прошёл на вылет и возился в грунт, так что рыба оказалась на привязи. Свита убиенного,  за предводителем шло ещё несколько собратьев, после выстрела молниеносно разбежалась.  Достаю глубоко вошедший в рыхлый грунт гарпун, встаю на дно, подтягиваю к себе бьющегося на лине сазана. Как хорошо, что на «каюковском» кукане места хоть отбавляй, нашлось прибежище и для него.

  В пятёрке невыносимо жарко, впускаю через ворот порцию свежей воды и, отдышавшись, направляюсь к очередному островку чекана. Иду против течения возле самого дна между его довольно редких стеблей, заглядываю в темноту лабиринта под травяным навесом. Когда глаза привыкли к сумраку, на расстоянии буквально нескольких сантиметров от острия гарпуна вижу здоровенный, едва колышашийся хвост и крупную чешую матёрого сазана, отдыхающего в небольшой ложбинке.  Промахнуться из такой позиции было невозможно. После выстрела оказываюсь в непроглядной тьме. Кристальная до того вода превратилась в грязное месиво, а катушка почти опустела, прежде чем удалось её затормозить. Рывки линя, прочность которого не вызывала сомнения, свидетельствовали, что гигант полон сил и добровольно не сдастся. Неожиданно натяжение шнура ослабло, рывки прекратились, неужели сошёл?!  Встаю, благо глубина чуть выше пояса, осматриваюсь и вдруг вижу как  примерно в десяти, двенадцати метрах от меня, за соседним рядком, торчащих из воды водорослей,  взметнулся фонтан брызг и мелькнул хвост крупной рыбины. Между тем линь совершенно неподвижен. Через короткое время вода взбурлила неподалёку от места предыдущего всплеска. Пытаюсь тянуть линь, но он не поддаётся.  Всё ясно, рыба запутала его за стебли водорослей и теперь пытается освободиться, гуляя на привязи. Бросаю ружьё, как хорошо, что оно без гарпуна плавает, и сквозь водоросли напролом несусь к своей добыче.

К счастью, удаётся практически сразу найти линь, на конце которого, с гарпуном в теле мечется раненый сазан. Перебирая линь, добираюсь до него, наконечник вышел наружу,  лепестки раскрылись и надёжно держат жертву. Чтобы не погнуть гарпун и не пораниться об него, хватаю рыбину и резким движением проталкиваю гарпун вперёд, а затем, схватившись за него ниже наконечника, выдёргиваю из тела. Теперь, когда сазан оказался на короткой петле линя, посадить его на кукан было уже не так сложно. Вопреки ожиданию, в моём гиганте оказалось всего лишь немногим больше восьми килограмм, а буйствовал он на все пятнадцать, двадцать. Теперь, когда рыбина заняла своё место на кукане, предстояло освободить линь. Работа эта осложнялась полным отсутствием видимости. Попытка действовать на ощупь результата не дала, немного сместившись по течению, встаю и дожидаюсь пока осядет муть. Пришлось повозиться, то перерезая ножом, толстые стебли травы, то просто разрывая более тонкие из них, прежде чем удалось освободить весь, смотанный с катушки шнур. За работой я и не заметил, как подошла лодка. Подаю Сергею кукан с рыбой, грузовой пояс, ружьё и поднимаюсь на борт. На сегодня хватит, дело идёт к обеду, пора возвращаться. Охота, впрочем, как и всегда в этих местах, оказалась просто замечательной. Вера с Сергеем пока я плавал, времени даром не теряли и весьма успешно половили спиннингами. В лодочном ящике лежало несколько щук, одна из которых была существенно больше двух килограмм и десятка три увесистых окуневичей. Уставшие, но довольные отправляемся в обратный путь.

   По дороге Сергей сказал, что в следующий раз повезёт в такое место, где сазаны сами выходят на охотника и нет никакой нужды гоняться за ними по всему разливу. Я отнёсся к этому с некоторым сомнением и, как позже выяснилось, совершенно напрасно. Прощаясь на причале, договорились, что в половине шестого на пару часиков съездим на рыбалку.

   Когда пришли на обед, соседи уже почти заканчивали трапезу и собирались уходить, но это не помешало обмену впечатлениями. Они, как и мы, ездили на раскаты. Больше всех восторгалась рыбалкой восьмилетняя Ева, впервые в жизни взявшая в руки спиннинг. Довольно быстро освоившись, она самостоятельно поймала несколько окуней. Не отставали от дочери и Лариса с Юрием, которые, по их словам, получили огромное удовольствие. Слушая их, мы отчётливо поняли, что армия рыболовов любителей увеличилась на целое семейство. Что бы не сильно задерживать соседей, кратенько  рассказали о своих успехах. В завершение разговора Ева попросила на ужин не опаздывать, так как будут поданы  жареные окуни из её улова. Разумеется, мы заверили, что по этому случаю непременно прибудем своевременно.

    Вечернюю ловлю, Вера решила пропустить, так что мы с егерем отправились вдвоём.

До места ловли на Старом Белинском Банке было не более десяти минут хода. Миновав огромную зимовальную яму, ловить в окрестностях которой запрещено, прошли мимо нескольких лодок с такими же, как мы рыболовами. Поднявшись ещё немного против течения, выбрали место возле упавшего в воду дерева,  на сучьях которого образовалась внушительная крыша из травы и иного плавучего мусора.  Сергей, мастерски маневрируя, подвёл лодку и на двух якорях  поставил её перпендикулярно берегу примерно в двадцати метрах  от  кромки крыши.

   Не успел я размотать последнюю удочку, как кончик первой начал подрагивать и затем резко согнулся. Подсечка и килограммовый сомик оказывается в лодке. Осторожно освобождаю его от крючка и, опустив в воду, посылаю за прадедушкой и прабабушкой. Непослушным оказался младенец, вместо старших родственников привёл ораву таких же, как сам несмышлёнышей. Выпустив пяток этих недомерков и, опасаясь, что скоро останемся без насадки, снимаемся.

  На новом месте торопиться не пришлось. Прошло уже около сорока минут, а кончики всех трёх  удилищ ни разу даже не шелохнулись. Коротая время, разговорились с Сергеем и чуть не упустили удилище. К счастью,  его катушка зацепилась за  борт и в последний момент я  успел ухватился за ускользающую рукоятку.

 Не без труда удалось завести в подставленный егерем подсак яростно сопротивляющегося сома под шесть кило.

  Только разделались с этим, как клюнул ещё один, но я был начеку и вовремя сделал подсечку. «Подводная лодка», оказавшаяся на крючке, так решительно направилась к средине реки, что все мои попытки остановить её или хотя бы немного притормозить успеха не имели. Удилище согнулось в три погибели, леска стремительно уходила с катушки, преодолевая затянутый тормоз, а я всё явственнее понимал, что сейчас останусь не только без рыбы, но ещё и без новенькой плетёнки. Когда на шпуле оставалось не более двух слоёв, попытка дополнительно притормозить её привела к тому, что леска оборвалась, сопротивление внезапно исчезло и я  шлёпнулся  в лодку.  Выбрав отданную было леску, пришлось утешиться тем, что оборвалась она возле крючка и, таким образом, материальные потери оказались минимальными, осталось целым  даже грузило.

   Дрожащими от пережитого руками восстанавливаю оснастку и делаю новый заброс. Под крышей уход старшего товарища, как нам показалось, встретили с облегчением и клёв не только не прекратился, а даже усилился. В течение следующего часа были пойманы ещё три зачётных сома и отпущено четыре младенца. К сожалению, стало смеркаться и без четверти восемь пришлось закончить ловлю, так как согласно  требованиям пограничников все лодки засветло должны вернуться на базу.

Вера и семья наших новых знакомых встретили нас на причале и не скупились на самые лестные эпитеты, разглядывая мой улов. Я был очень доволен. Ещё бы, за два с четвертью часа было четырнадцать результативных поклёвок, один гигант ушёл, оборвав снасть, девять малолеток отпущены, а четыре зачётных добыты и представлены на всеобщее обозрение. Посовещавшись на месте, двух сомов определили на кухню, а оставшихся отдали Сергею, как угощение егерям.

   Забегая вперёд, скажу, что сомовье филе, зажаренное в кляре, от нашего имени было подано в дополнение к завтраку для всех отдыхающих базы. Несмотря на несомненные гастрономические достоинства, часть этого великолепного блюда, принятого всеми с благодарностью, была оставлена сначала на обед, а потом и на ужин. Удивляться тут не чему, «стандартное» питание здесь на настолько вкусное и обильное, что, несмотря на старания, отдыхающим порой не хватает сил не только съесть, но даже попробовать все подаваемые блюда.

  На следующее утро, Сергей, как и обещал, привёз нас на своё заветное место где, как он говорил, сазаны сами идут на подвоха. Пришвартовав лодку  к стене тростника, он показал рукой направление, куда следовало плыть. Поначалу место это не произвело на меня особого впечатления. Протока шириной не более двадцати метров, окаймлённая  местами густым тростником,  местами не менее густым чеканом ниже по течению разделялась на две. Глубина по руслу между островками травы порядка двух с половиной метров,  в месте развилки перед песчаной отмелью мыса образовалась обширная яма до четырёх метров.  Более всего, разочаровала вода с видимостью около двух с половиной  метров, которая после хрустальных раскатов с прозраком более пяти смотрелась как муть.

   Делать нечего, отправляюсь обследовать акваторию.  Кругом снуёт множество довольно крупных краснопёрок, окуни, попадаются не достойные выстрела щурята, а вот ни одного сазана или иного крупняка повстречать не удалось. Проплавав около часа, слышу как Сергей с Верой, что то кричат мне. Встаю на отмели и понимаю, они показывают, что мимо лодки вверх по течению то поодиночке, то стайками проходят сазаны.

 Подплываю к ним,  Сергей объясняет, что нечего метаться по протоке, достаточно залечь в траве перед ямой и рыба сама подойдёт на выстрел. Ну, что же попробую.

  Выбираю подходящее место и ложусь поперёк течения среди стеблей чекана, окаймляющих правый «берег» протоки. Глубина по до мной  не более полуметра, а чуть мористее дно резко понижается, образуя почти вертикальную стенку. Лежу, передо мной стена мутноватой воды, в глубине смутно, едва, едва вырисовываются колышущиеся водоросли. Поле зрения несколько ограничено широкими листьями чекана, за то они хорошо маскируют ружьё, смотрящее в протоку.  Лежу, проходит пять, десять минут, мимо проплывают стайки мелочи, иногда снизу появляются и тут же исчезают небольшие окуньки, тишина…. Вдруг на светлом фоне мутноватой воды вижу как совсем рядом, на одном уровне со мной против течения величаво и удивительно медленно движется крупный сазан.  До него не более метра, отчётливо видна каждая чешуйка, не  раздумывая, стреляю.

Есть почин! Покидаю своё укрытие и возвращаюсь уже с пятикилограммовым сазаном на кукане. Ждать появления следующего, который шёл немного ниже моей засидки,  но ещё ближе к кончику гарпуна долго не пришлось. Выстрел  оказался настолько удачным, что обездвиженного сазана удалось легко и быстро поселить рядом с первым. По размеру он оказался точной копией предыдущего.

 Прежде чем продолжить охоту плыву к лодке  передать добычу егерю.

Вера без устали щёлкает фотоаппаратом, а я с удовольствием позирую, стоя на отмели буквально в трёх метрах от лодки. Сергей, принимая рыбу, советует сместить место засады немного ближе к повороту и залечь почти над ямой. Следую его рекомендациям, хотя и прежнее место вполне меня устраивало.

   Новая позиция отличалась от прежней  лишь тем, что «береговой» откос стал ещё круче и из поля зрения исчезла придонная растительность. Стайка  из пяти сазанов вошла в поле зрения ещё до того как я изготовился к стрельбе, как результат последовал досадный промах.  Скорее всего, подвела поспешность в выборе цели, захотелось поразить самого крупного, возглавлявшего кавалькаду. Ругаю себя последними словами, это ж надо промахнуться, по такой крупной мишени, стреляя почти в упор.  Заряжаю ружьё и устраиваюсь поудобнее в своём лежбище. Очередная цель, на этот раз примерно трёхкилограммовая щука  подставила под выстрел свой пятнистый бок буквально через пять минут.

На этот раз рука не подвела, гарпун прошил хищницу сразу за жаберной крышкой и она оказалась на привязи. Рывок и, разматывая линь с катушки, щука, в которой при взвешивании оказалось три шестьсот, рванула прочь. Догоняю беглянку, встаю на отмели  по ту сторону ямы, подтягиваю гарпун и снова отправляюсь к лодке, чтобы сдать добычу.  

  Я всегда был сторонником охоты поиском. А вот охота залёжкой у дна не получалась, скорее всего из за того, что с возрастом, а семьдесят два это не шутки, сократилось время задержки дыхания. Если в молодые годы две минуты под водой были нормой, то теперь и до одной дотягиваю не всегда. Тут же совсем иное дело. Лежи себе почти на поверхности и дыши, периодически поднимая голову над водой, чтобы не демаскировать себя шумом выдоха. Единственное неудобство, что при малой подвижности начинаешь подмерзать даже в тёплой воде. Пришлось пожалеть, что неопровская поддёвка за ненадобностью, как я тогда думал, осталась в машине. Для разогрева неоднократно делал  заплывы, энергично работая ластами, к сожалению, помогало лишь на короткое время.

  После разогрева пришлось довольно долго ждать  очередного визитёра. Уже совсем было заскучал, как вдруг заметил сазанов.  Не менее десятка рыб компактной группой довольно быстро плыли вниз по течению примерно в полутора метрах от меня.  Я, ожидая подхода рыбы с противоположного направления, оказался не вполне готовым и смог поразить лишь в замыкающего группу.  После выстрела стая мгновенно растворилась, бросив несчастного.  Сазанчик, которого гарпун пробил вблизи  анального плавника, сопротивлялся упорно, но безуспешно. Через несколько минут ему, подобно  предыдущим бедолагам, пришлось проследовать к лодке и составить им компанию.

  Четвёртый и последний на сегодня сазан заставил ждать себя более получаса. Я уже совсем продрог и всерьёз подумывал прекратить охоту,  как появился этот гигант. Семикилограммовая, как потом выяснилось, рыбина поначалу показалась мне просто огромной. Едва шевеля плавниками, он неторопливо плыл против течения, почти  у самой поверхности и лучи солнца, преломлённые рябью волн, сверкали на его бронзовых боках. Промахнуться по такой цели было невозможно. Гарпун попал выше боковой линии в районе спинного плавника и, как потом выяснилось, прошёл на вылет. После выстрела сазан мгновенно исчез, буквально растворившись в мутноватой воде. Мощные рывки раненой рыбы и энергичное сматывание линя с катушки свидетельствовали, что она ещё полна сил и сдаваться не намеревается. Затормаживаю катушку и бросаюсь в погоню,  по ходу перебирая линь, уходящий к противоположной стороне протоки, по диагонали, против течения. Настигнуть его удалось у тростниковой стены. Стремясь забиться в тростниковые крепи, сазан бился и из последних сил натягивал гарпун-линь, конец которого был у меня в руках. Ему никак не удавалось проникнуть дальше первых стеблей и утащить за собой гарпун,  лепестки которого, на моё счастье, зацепились за  торчащее из дна корневище. Не без труда прижимаю к себе бьющуюся рыбину, сажаю на кукан и довольный плыву к лодке. От холода, ещё недавно пробиравшего меня до самых костей, не осталось и следа. Подплываю и встречаю свою фотографиню в воде.

Оказывается, пока я мёрз в засаде, она охлаждалась от палящего солнца, плавая чуть выше по течению и  разгоняя, таким образом, рыбу. Похихикали по этому поводу и, поочерёдно забравшись в лодку, отправились в обратный путь.

По дороге много снимали, объектов для съёмки хоть отбавляй, пейзажи, поля отцветающих лотосов, множество птиц.   Возвратились мы позже обычного, едва успевая на заканчивающийся обед, потому  решили, сегодня больше на рыбалку не выходить. Прощаясь с Сергеем, ещё раз поблагодарили его за доставленное удовольствие и отдали всю добытую сегодня рыбу.

   Отдохнув немного после обеда, отправились с экскурсией на  рядом стоящую, буквально в 30метрах ниже по течению, гостиницу «Ё». В прошлый наш приезд она только строилась, а теперь функционирует, принимая VIP отдыхающих.

 Красивый со вкусом оформленный холл, прогулочная палуба, роскошные номера с балконами  и джакузи, сауна, бассейн всё способствует удовлетворению требований самых взыскательных гостей и полноценному отдыху,  сочетаемому с первоклассной рыбалкой. Собственный ресторан, с поварами высшей квалификации, обеспечивает изысканное питание и готов исполнить любую прихоть клиента. Флот базы состоит из быстроходных катеров и комфортабельных лодок,  мощнейшие моторы которых способны в считанные минуты доставить рыболова в любую точку дельты.

  Перед ужином вышли на причал с удочками. На червя и кусочки тельца ловились в основном окуни, на консервированную кукурузу безотказно брали густёрки, подлещики и другая белая рыба. Клёв был бесперебойный. Осторожно сняв с крючка каждую рыбку, соблазнившуюся на приманку, немедленно отпускали её в родную стихию. Ближе к вечеру подошёл молчаливый, молодой человек со спиннингом и, сделав несколько забросов, поймал сначала щучку немногим более пятисот грамм, а потом пару окуней грамм по триста. Отпустив всю свою добычу, он ушёл, слегка кивнув напоследок. Как только стало темнеть невесть откуда появились комарики и мы почли за благо,  ретироваться.

  За ужином мы с удовольствием слушали искренние восторги новоявленных рыболовов. Поимка каждой рыбки, а попадались и весьма серьёзные экземпляры, вызывала бурю эмоций, особенно радовалась Ева. Глядя на эту симпатичную не по годам развитую девочку, мы с удовольствием слушали её восторженные рассказы о каждом эпизоде нового для неё увлечения.

  В последующие дни пребывания на базе великолепная подводная охота до обеда прекрасно сочеталась с вечерней ловлей сомов.

Самый крупный сазан потянул на восемь четыреста. Из сомовьего племени самый крупный добытый под водой весил двенадцать сто, а на удочку попался без малого десятикилограммовый.

 

Хотя, в отличие от умельцев из гостиницы «Ё», поймавших нескольких сомов больше сорока килограмм,  ничего трофейного калибра нам добыть не удалось, подводная охота и рыбалка доставили  огромное удовольствие. Трудно сказать какое из этих увлечений подарило больше незабываемых впечатлений и приятных минут.  Дважды по нашей просьбе для всех отдыхающих готовилось барбекю из пойманных нами сомов. Всю остальную рыбу мы каждый раз отдавали частью егерю, частью на кухню. Быстро летит время, а на рыбалке, да ещё в прекрасной компании не успели и глазом моргнуть, как пришёл момент расставания. В день отъезда нас ждал приятный сюрприз, да не один. Когда мы уже готовились садиться в катер, Сергей вручил нам объёмистую коробку, в которой лежали три копчёных сома, завёрнутых в пергаментную бумагу и источавших изумительный аромат. Копчёные сомы это просто великолепно! Будет чем угостить, что показать, а не только рассказать друзьям на предстоящей встрече. Мы были в восторге и горячо благодарили. И тут нам был вручен небольшой пакет, в котором оказалась банка с червями. Это подарок от сына, на день рождения которому была отправлена Ваша рыба, объяснил Сергей. Однажды на рыбалке, рассказывая, что с базы едем на Бузан, где с друзьями  будем удить рыбу, мы вскользь упомянули о проблеме с червями и вот они у нас в руках. Мы были потрясены, совершенно не рассчитывая на такой вариант и совершенно искренне рассыпались в благодарностях. Теперь, по прошествии времени, трудно сказать какой из подарков егеря произвёл на нас большее впечатление. Вкуснейшие копчёные сомы, ставшие украшением  застолья по поводу долгожданной встречи на Бузане или необычайная широта души и внимательность нашего егеря, которые навсегда останутся  в сознании как память о «Затерянном мире» и его гостеприимных хозяевах.

Владимир Панаев
Москва, 2009.  

Ответить

Обязательные поля отмечены *

Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39

© 2008-2012 вГлубине.ру. При заимстовании материалов с сайта прямая гиперссылка на http://vglubine.ru обязательна. По всем вопросам обращайтесь на info@vglubine.ru или по телефону в Санкт-Петербурге (812) 715-71-01.

© 2012 Разработка и дизайн сайта ukraya.ru