Источник: http://www.clubrate.ru/garden.html.

Новую книгу о подводной охоте получили любители мира глубин: долгожданный сборник рассказов ветерана этого замечательного вида спорта Николая Новикова — «Полжизни в царстве Нептуна». (Книга в продаже в книжном магазине «Лужники» на Комсомольском проспекте, 42, slava-kav@newmail.ru 245-9548 ). Только два рассказа из этой книги знакомы читателю — их можно было прочесть в сборниках «Спортсмен-подводник» (изд-во ДОСААФ) № 84 и 88: это «Дельфины — братья мои» и » Зеленушка и семеро зеленушат», остальные рассказы абсолютно новые. Хотя как сказать — новые! — ведь это воспоминания — «как всё было тогда, когда начиналось» — годы 50-е и 60-е.Удивительно, как автору и литературному редактору удалось «оживить» ту эпоху, приблизить её настолько, что создаётся впечатление, будто всё описанное в рассказах происходило на прошлой неделе.
В недавние годы, за минувшее десятилетие вышло столько уже книг по подводной охоте, что и другие виды спорта позавидовали бы: хотя охотники выдержали невероятный перерыв в 25 лет, когда ничего не издавалось — с 1972 по 1997 год, от книги Мстислава Микрюкова «С подводным ружьём — на глубину» и до книги Аркадия Чикина «С подводным ружьём — в стране рыб». Это был жуткий период, когда в 1979 году дошло до того, что Управление водных видов спорта ДОСААФ СССР и Федерация подводного спорта закрыли своим решением подводную охоту из троеборья СПС, исключили её из календаря, а вместо этого предложили некий суррогат — пятиборье со стрельбой по мишеням в бассейне. Слава Богу, сами подводные охотники во главе с Владимиром Дажаевым, отстояли свой вид спорта: сначала её, с 1984 года, в предперестроечную пору начала заката СССР, вернули в троеборье СПС, а затем, когда рухнул Союз, в 1992 году — была создана Федерация подводного рыболовства России (РФПР-RUSF) — первая общероссийская спортивная организация, в Уставе которой Минюст РФ закрепил «развитие подводной охоты как вида спорта и отдыха в стране».
Но понадобились долгих 5 лет, чтобы удалось в 1997 году выпустить первую книгу по подводной охоте после такого ужасающего перерыва — мы уже приводили её — это «С подводным ружьём — в стране рыб» Аркадия Чикина (Севастополь).
Вновь поднятое знамя этого красивого увлечения водным миром на пять лет взял в свои руки замечательный писатель, подводный охотник Виталий Виноградов, который издал к настоящему году три книги и около 300 статей в журналах и газетах:
— В.И.Виноградов, «Подводная охота в России», Москва, 1998 г.;
— В.И.Виноградов,»Уроки подводной охоты», Москва, 2001 г;
— В.И.Виноградов, «Подводная охота в России», Москва, 2003 г.;
И вот давно ожидаемый успех Николая Новикова — наверное, старейшего подводного охотника у нас в стране.
Интересно, что в обычной, так сказать жизни, Николай Тимофеевич работал на железной дороге и получил звание Заслуженного работника железных дорог СССР, и эта профессия давала ему возможность побывать во всех регионах страны, и понырять там при первой же возможности, естественно.
А вообще-то та послевоенная судьба двадцатилетнего юноши Николая Новикова в 1950 году предоставила ему испытание, какого ни в каком рассказе не выдумаешь: его — выпускника Ростовского-на-Дону института инженеров железнодорожного транспорта, направляют в Заполярье, на секретную тогда стройку дороги в Салехарде, в устье Обской губы. И вскоре необстрелянный выпускник становится, волею той самой судьбы, начальником депо и главным инженером одновременно. Под управлением Коли Новикова оказались 2000 человек, большей частью заключённых, и 200 паровозов. А что это было за место работы, и как там всё держалось «на волоске», можно себе представить, да ещё почитать воспоминания теперешних ветеранов. Как провёл он первый поезд по рельсам лежащим на льду Оби — приказа об ускорении строительства нельзя было не исполнить! Как затрещал лёд и паровоз с вагонами пришлось погнать на повышенной скорости — лишь бы проскочить! Только это уже тема других книг, статей, воспоминаний Николая Тимофеевича.
А всё это время росла в нём необъяснимая тяга к природе, к постижению её тайн, и одновременно — к свободе, хотя б на время, к той свободе, которая лишь в неком метафизическом смысле понималась людьми на той заполярной стройке, к которой стремились все, но которую подарить может только подводный мир. Именно в его глубинах человек чувствует, наконец, независимость себя от чего бы то ни было надуманного, искусственного и часто жестокого; и то, что в свободном нырке остаётся зависимость лишь от естественной силы природы — от необходимости вдохнуть после двух-трёх минут задержки, — всё это, необъяснимое словами, но требуемое душой, привело к тому, что Николай Новиков в далёкие уже пятидесятые годы обратился к постижению подводных тайн, к подводной охоте.
А реализовать это увлечение в те годы было во сто крат сложнее, чем сейчас: только лишь отдалёнными слухами приходили отрывочные пересказы о заграничных ныряльщиках, о том, что у них уже выпускается снаряжение для подводника. Попробуйте сейчас своими руками сделать
подводную маску — а как тогда, ведь неизвестно было даже «как делать!»
— не было ни образцов, ни литературы, ни фильмов, ни «живых» инструкторов. Сколько таких энтузиастов появилось тогда в СССР, сколько было вымучено самодельного снаряжения — и маски, и ласты, и подводные арбалеты, и гидрокостюмы — всё делали, как говорят, по наитию. Сейчас это вспоминается с улыбкой, а тогда — тогда тысячи смельчаков, и среди них наш автор — Николай Новиков, шли навстречу счастью ощущения свободы — погрузились в глубины морей, рек, озёр. Негде было взять методик работы на глубине, и опыт, науку подводной охоты, постигали, накапливали, сами, методом проб и ошибок.
Только в конце пятидесятых годов стали появляться в Стране Советов ласты и маски промышленного изготовления, а потом и подводные ружья.
Мечта постижения глубин становилась всё более и более реальной, ощутимой. А идти к ней — процесс бесконечный, так что однажды окунувшись в глубины вод, прикоснувшись только мизинчиком к их тайнам, человек не может уже без того, чтобы вновь и вновь не приходить сюда. Потому и
произошло это своеобразное «разделение» жизни Николая Новикова, когда — «была б воля, и не выходил бы из-под воды» — столько каждый раз нового, загадочного и волшебно красивого встречаешь под водой: пусть это река, или озеро, или море — всё равно.
Потому уже и по выходе на пенсию Заслуженный железнодорожник страны — Николай Тимофеевич Новиков, продолжает нырять под воду, вновь и вновь жить той особой свободой глубины, которой нигде больше не ощутишь, не найдёшь. Тем более, что переехал он жить в черноморский город Геленджик, где уж не нырять под воду — просто грех. И продолжает писать рассказы на основе тех многочисленных случаев, что бывали с ним во всех краях страны, куда забрасывала его «железнодорожная» судьба.
Строго говоря, это не те рассказы, как пересказ случая из жизни — нет, автору интересно осмысление его, развитие, философское объяснение, обоснование, поиск смысла, который любой подводный охотник ищет в подводном мире. И как подводный мир необычен, непостижим до конца, таинственен, загадочен и красив, так и осмысление человеком этого мира не может быть сухим, однозначным, математичным, грубым. И как никогда не закончится поиск, в который отправляется подводный охотник ныряя в глубину на встречу с рыбой — Владычицей Вод, так никогда не остановится и течение мыслей этого пытливого искателя тайн. Потому предложенные вашему вниманию рассказы — это лишь часть творческого запаса Николая Новикова, пополняющегося, тем более, с каждым новым его выходом на
подводную охоту.
И конечно же, предлагая прочесть рассказы, автор, а с ним и редакторы, и художники, и печатники — все кто делал книгу, приглашают читателя самого, если вы ещё не ныряете, забыть на миг проблемы, держащие вас на сухопутье, и окунуться в волшебный мир глубин, отправиться на фантастическую подводную охоту.
Ну, а чтобы не томить вас, друзья, пока вы ещё не купили книгу «Полжизни в царстве Нептуна», предлагаю прочесть фрагмент одного из добрых рассказов из этого сборника. Он называется «Аслан, Гиви и Сулико», и действие в нём относится к 1962 году. Прошу внимания, как лите ратурный редактор и составитель сборника.

—=—


Фрагмент рассказа Н.Новикова «Аслан, Гиви и Сулико» (из книги «Полжизни в царстве Нептуна»)
«Пошёл я охотиться на камни на границе второго и третьего ущелий Пицунды, и там, у входа в подводный туннель, загарпунил я красавца ерша длиной аж в 30 сантиметров. Жаль не было рядом ленинградца Коли Павлова, гордеца-кефалятника, который иной рыбы и не признавал, почему-то, он уже уехал тогда, а то показал бы ему.
Неудачно распорядился я под водой с тем рекордсменом и наколол руку — пришлось выбираться на берег, чтобы заняться раной. Кукан оставил между камней, а сам бросился наверх к роднику — остудить начавшееся сильное жжение. Ершиный яд высасывал ртом, с полчаса помучился у родника — вроде полегче стало. Возвращаюсь, вижу на мелководье трое мальчишек под водой охотятся. Возраста примерно лет 10-12, сами смуглые, а ещё и загорелые, смотрю — и вправду выносят рыбу на берег, так и снуют туда сюда. Подводное оружие у них было примитивное: кусок дерева, вырезанный по форме длинного пистолета, выдолбленная канавка по всей длине импровизированного ствола для укладки туда гарпуна, а тот сделан из куска толстой арматурной проволоки толщиной где-то 4 миллиметра, заострённый на конце — без флажка, только с зазубринами, а усилие выброса создавала резинка от шлёпанца, которая надевалась между пальцами.
Линя не было, гарпун при выстреле в случае промаха улетал куда-то, пацаны, наверное, больше занимались поисками, если не было у них запасных гарпунов. Как, думаю, они таким снаряжением рыбу берут!? Без ласт, между прочим, ныряют, только маски, да и без трубок.
Подхожу поближе к своим юным коллегам:
— Что ж это вы гарпун линём не привязываете?
— А зачем, — спросил самый старший из всех. Познакомились, его звали Аслан. — Мы бьём точно, не промахиваемся!
— Ух, вы, мастера, покажите добычу-то.
Показывают с удовольствием. Среднего звали Гиви, он так подробно о каждой рыбе рассказал, где и как подстрелена и как себя вела — прямо настоящий готовый охотник уже. Младший гордился больше всего своей лич-
ной рыбкой:
— А вот эта — моя, я подстрелил, и эта, и вот эта, — указывал онсреди двух десятков на общем кукане. Звали его странно — Сулико, я был уверен, что это только женское имя бывает. Он хвалился:
— Зачем привязывать гарпун, когда я прямо в голову рыбе попадаю!
Хвалю его, герой, одно слово. А сам думаю, уж если с таким снаряжением пацаны рыбой обвешаны, то с нашим — вообще китов надо из моря доставать. А рука всё ноет и ноет. Мальчишки сочувственно спрашивают — что такое с рукой, тогда я отошёл за своим куканом, который между камней спрятал, принёс и показываю им ерша:
— Глядите, какого я быка подвалил! Ну, как?!
Я думал они восхитятся и спрашивать будут, но на моё удивление юные мастера охоты спокойно отнеслись к новому моему рекорду:
— Хороший ёрш, — говорят, — хороший!
Только и всего-то? Тогда я не выдержал:
— А что — у вас крупнее были?
И слышу спокойный ответ всех троих:
— Конечно, а как же!
Меня аж забрало — на смех хотят взять зелёные пацанята, с такими ружьями-то подводными, ах, вы такие-сякие! Но Аслан опередил меня и спокойно рассказал:
— Три дня назад мы в устье реки Бзыбь охотились, и там Гиви вот такого взял, — и разводит руками под полметра. Я не выдержал и засмеялся:
— Бросьте, вы, ребята, это же не дело — руками разводить. Таких не бывает в Чёрном море. Вот есть у меня один знакомый, так у него дневник подводного охотника есть, и он всю добычу измеряет точно и записывает,
а где и чешуйки прикладывает. Вот как надо, по-настоящему!
А мои юные коллеги все втроём как заголосят:
— Так и у нас такой дневник есть!
Тут меня оторопь и взяла, ну, думаю, попался:
— А показать можете!
— Конечно, конечно, покажем, а вы свой — покажете!
Чем мне было ответить, что мой дневник в таком едином смысле отсутствует и в виде отдельных листков и бумажек разложен, только для того, чтобы не забыть, чтобы рассказы потом появились. Стыдно даже стало.
«Покажу, покажу», — отвечаю, в надежде, что мальчишки забудут или удастся что придумать для них.
— А где вы живёте, дядя? — просятся пацаны.
Я им всё разъяснил — как найти мою палатку в третьем ущелье. Они так деловито подробно спрашивают — сразу видно, что не праздный интерес:
— Часов в 10 утра — пойдёт? Часы у вас есть?
— Нет, давайте в двенадцать, — продлил время Гиви.
На том и порешили. Я со своей больной рукой поплёлся берегом в лагерь, несколько раз оборачивался. Крохотный Сулико каждый раз, когда я оборачивался, первым аккуратно начинал махать мне рукой и все трое его поддерживали.
На следующий день я ожидал гостей, достал сладости, какие были, вытащил свои записи — заготовки рассказов. Сижу в тени тента, потягиваю чаёк. И точно — вижу, идут! Пока далеко было, я думал, что они с ластами под мышкой шагают, или нашли где, или порвали свои, раз без них охотятся, и может, по ремонту посоветовать попросят. А потом, как приближаться стали — вижу я, что в руке у Аслана, под локтем, зажата поперёк неудобная большая коробка. Тут меня аж пот прошиб — неужели они того
своего огромного ерша, что побольше моего будет, в коробке несут, — и как только сохранили-то, холодильников ведь тут нет!?
Подходят, здороваются. Радости в глазах — на сто рублей, ясное дело — по-взрослому с коллегой по увлечению встречаются. Уселись, я угощаю, а сам на коробку посматриваю. Она большая такая, от конструктора детс-
кого, помните, был такой — из металлических деталей, крышка цветная с картинками что можно из того конструктора сделать, но поверх этого рисунка карандашом уже написано детской рукой одно слово — «РЫБА». Аслан конфету во рту разжёвывает, а сам коробку развязывает, она поперёк тесёмкой цветной перетянута. Гиви и Сулико ему помогают. Узлы не поддаются, а мальчишки поясняют:
— Мы сделали экспонат для школы, всем покажем, учителю отдадим, он на окно поставит.
У меня от таких речей дар речи пропал, молчу, смотрю.
Наконец, коробку развязали, и откинули крышку. Взору моему представилось удивительное зрелище: чёрными нитками, проходящими сквозь дно коробки, была укреплена огромная засоленная голова морского ерша приличнейших, скажу вам, размеров, — уж точно больше моего рекордсмена! — далее шёл позвоночник, составленный из частей, приложенных друг к другу так, чтобы было видно естественное продолжение, несколько рёбер показывали размеры живота ерша гиганта, несколько остьев спинного ядовитого плавника также располагались примерно на своём месте, снизу перекошенные можно было определить части грудного, брюшного и анального плавников, хвост был целиком отсечён, просолен, но весь загнулся и потерял
форму. Зато общее впечатление от размеров и вида добычи было подтверждено контуром, который делался химическим карандашом, очевидно, по целой ещё, мокрой, рыбе, уложенной на место будущего скелета. Детский этот рисунок, конечно, был настолько аккуратен насколько может обеспечить это ребёнок, но старание виделось необыкновенное. Все элементы рыбьего скелета едва держались на чёрных нитках, проходящих сквозь днище коробки, на манер того, как делают гербарии, потому общий вид был чрезвычайно непрезентабельный. Но и в таком состоянии достижение Гиви было неоспоримым. Мальчишки принялись тут же поправлять части своего
экспоната, но я их удержал:
— Как вы позвоночник-то сохранили!? — только и пришло что на ум спросить.
— Очень просто, — рассказал Аслан, — мы голову и хвост посолили, а остальное варили на противне для пирожков. Потом вилками соскребли и съели. Вот, думали, что позвоночник целый останется, но он всё равно
поломался, мы его соединили, а потом в школе склеим клеем. Нравится?!
— Нравится, здорово, ребята, — честно позавидовал им я. Тут вижу Сулико мне протягивает школьную тетрадь, на обложке которой было нарисовано тем же химическим карандашом несколько рыб и написано «Подводные охотники Аслан, Гиви и Сулико». Три страницы в ней были заняты записями, несколькими картинками рыб, вырезанными откуда-то из журнала, а на четвёртой — едва только начатой, утверждалось, что «ёрш морской — подстрелил Гиви на подводное ружьё номер 3, длина его 40 сантиметров, а вес — (прочерк) — «не смогли весить, так как дедушка Аслана увёз безмен на базар. Сделали экспонат в школу.»
Вот вам и документальный источник. Я полистал ещё, в тетради кроме ерша, были самые большие горбыли, зубарики, камбала, зеленушка, рассказывалось, что налим укусил Аслана за палец, что дельфины выгнали стаю кефали совсем почти на берег, что приходил Армен с удочкой и хвалился,
что поймает больше всех троих, но поймал только пять рыб, а у них троих было двадцать две рыбы.
Ребята ели конфеты с хлебом, пока я листал их дневник. Слов не было, как проиграл я в споре, как не поверил малышне сразу там, на берегу, что тут скажешь.
— В самом деле, ваш это бык, самый бык. Мой поменьше будет, ясное дело. Вы выиграли. Конечно, ребята, делать макеты скелетов тяжело, вам ещё надо учиться — это ж каждую косточку сохранять надо.
— Да мы знаем, спросим учителя в школе, он научит нас, а вы делаете скелеты своих самых больших рыб, расскажите как!? А сколько у вас экспонатов?
Тут и пошёл у нас удивительный разговор равных по увлечению да таких разных по возрасту подводников, рецепты — как засушить каких рыб, как изготовить макет. Потом и о самой охоте поговорили, как нырять, как
искать какую рыбу, давай рассматривать мои подводные ружья, гарпуны, куканы, груза, развернули гидрокостюм. Ребята жаловались, что «с ластами вам-то легче, быстрее нырять». Ну, были у меня, конечно, в запасе маска с трубкой — как не подарить таким классным мастерам, моим новым друзьям, а вот запасная ласта у меня была только одна — я подумал, да и отдал её также пацанам, — хоть с одной поныряют, и то хорошо. Радости у мальчишек не было предела, только как они будут делить подарки — не представляю себе, по очереди договорятся, наверное! Пришлось мне также свои заготовки рассказов показать, чтоб перед их дневником не осрамиться — ребята переглядываются:
— А где вы их напечатаете?
— В газетах, а ещё знаете такой сборник — «Спортсмен-подводник», вот там напечатаю!
— Вот бы где такой сборник купить! А про нас тоже напишете?
— Конечно, напишу, обязательно.
Переглядываются, не поверили, наверное. Проговорили мы часа два, я приготовил кашу, поели, стали прощаться:
— Нам ещё на охоту надо! — рассуждают. — А вы-то сегодня пойдёте?
— А как же, в самый раз после четырёх отправиться!
Коробку увязывали тщательно, опять макету ерша-гиганта предстояло выдержать получасовую тряску по гальке, по камням, до дома Аслана.
Что-то от него останется до школы!?
А когда я вернулся к себе в палатку, то долго вспоминал — какой же максимально известный вес морского ерша, скорпены, указан был в справочнике-определителе, но так и не вспомнил. И только лишь дома, в Кисловодске, взял книгу с полки и удивился, что ихтиологи отдали нашему ершу рекорд лишь в 31 сантиметр, так что Аслан, Гиви и Сулико могли бы поправить учёных, подтвердив свои слова документальными записями и са модельным макетом редкой добычи. 1962-2003

Ответить

Обязательные поля отмечены *

Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39 Рекомендуем: Скачать Майнкрафт 0.16.0 на андроид

© 2008-2012 вГлубине.ру. При заимстовании материалов с сайта прямая гиперссылка на http://vglubine.ru обязательна. По всем вопросам обращайтесь на info@vglubine.ru или по телефону в Санкт-Петербурге (812) 715-71-01.

© 2012 Разработка и дизайн сайта ukraya.ru