Часть II

♦ Перейти к началу статьи«Байкал — подледное сафари»
Утро следующего дня встречает еще более ярким солнцем и откровенно теплым ветром с берега – пакуемся и стартуем в направлениимыса Хобой. Это северная оконечность Ольхона, за которой, буквально в паре километров, самая глубокая точка озера – 1 637 метров.На картинке из рунета – величественные скалы неопределенной высоты, отвесно уходящие в воду, и пенистые волны, разбивающиеся оних. Зимних картинок этого места в сети не обнаружено, не забыть бы фотоаппарат.

До мыса – порядка 40 километров. Ледовая обстановка вдоль Малого моря не совсем понятна, поэтому планируем ехать, сколько можно,по суше, а в последний момент свернем на лед. Чем дальше на север, тем меньше признаков обжитости. Вот пропала сотовая связь,вот дорога стала чисто условной, вот брошенный аэродром… Начинается сплошной песок и песчаные дюны. Да, совершенно обычные дюны,перемещающиеся за ветром и засыпающие все на своем пути. Вспоминаем рассказ о коварстве песков на севере. Словно в подтверждениерассказа о могуществе песков, из-за сосен появляется громадных размеров песчаный конус, словно насыпанный гигантской рукой. Порасворачивать на лед.


Несколько километров едем практически с асфальтовой скоростью, потом лед начинает рябить, потом появляются ощутимые кочки, мостначинает сбивать верхушки ледяных торосов. И это на «УАЗике»! Уже виден Хобой, обращенный на север нерукотворным греческимпрофилем. Пока один из «УАЗиков» отправляется на разведку дороги, останавливаемся размять ноги и посмотреть пещеры в скалах иторосы. Торосы уже как-то стали понятны за эти дни, а вот пещеры с ледяными сталактитами и сталагмитами нам в диковинку. Судя поледяному полу, все они имеют подводную часть и, видимо, немалую. Длина отдельных свисающих сталактитов-сосулек превышает метр –как-то сразу хочется на входе надеть каску и доспехи.

С разведки вернулся наш боевой «УАЗ» – дорога есть. «А что, может и не быть?» – наивно спрашиваем мы. «Да запросто! На прошлойнеделе вон к той трещине подъехали, постояли-покурили и вернулись. Байкал!» Хобой поражает масштабностью отвесных скал.Рассказывают, что здесь есть выход энергии: «Да вон он обозначен, синей краской на скале…» Бьем две майны под звонкую канонадурвущегося метрового льда – трещины едва расходятся, обозначая свое появление открытой водой. «В прошлом году, – рассказываютребята из «БайкалТека», – в трех метрах от машины на пару метров трещина разошлась…». Народ на секунду замолкает, оглядываясьпо сторонам и оценивая ближайшую перспективу.


Под водой – не слишком крутой живописный свал, усеянный колониями губок. Но не это главное! Лед – вот ради чего стоило рвать колеса!Если представить, что на поверхности торосный лед – скалистые остроконечные горы, то те же торосы под водой – это высокие крутыехолмы с глубокими ложбинами и пологими распадками. Если на поверхности можно различить каждый самый маленький пик этих «гор», каждыйнюанс рельефа, то под водой, при высоте ничуть не меньшей (только зеркальной), все словно сглажено и нивелировано рукой невидимогоСоздателя – линии плавные и четкие, почти лекальные.

Причудливость форм поражает. Вот – «бублик»! Как он появился, отчего родилась эта форма – остается только догадываться и разводитьруками – так рождается новый дайверский знак. Еще парочка «холмов», больше похожих на горбы верблюда – практически соединилисьвершинами, образуя полупещерку-полутоннель. Единственное неудобство – лавировать между «холмами» не слишком просто – страховочныйконец то и дело цепляется за свисающие выступы и на очередном галсе предательски застревает, тормозя движение.


На дне – колонии губки. Почти заросли. Высота отдельных деревьев превышает метр. Честно сказать, никто не испытывал особогопиетета к этим зеленым неземным созданиям, пока кто-то не вспомнил, что растут они со скоростью 1 см в год! То есть, вон томукусту явно за сотню лет! Возраст заслуживает, как минимум, уважения.

Снова осматриваем превратности льда. Какая-то темная тень над головой… Это родной «УАЗик»! Вот колеса в маленьких лужицах,вот карданы, вот глушитель… надо ска
зать водителю, что крепление резонатора оторвалось. У майны – рабочая обстановка, водарябит, поэтому, товарищей лучше определять через лед по виду протектора и размеру ботинка.

Выползаем на свет Божий. А вот со светом как раз и проблема: свинцовые тучи устилают небо сплошной пеленой, солнца – ни лучика,ветер обжигает холодом и мгновенно сковывает льдом мокрую снарягу. Особо бойкие успевают снять с себя скубу, иные – только снятьмаску и перчатки. На помощь, как всегда, приходит «УАЗик» и его супер-печка (на стоянке она вполне справляется). Извиняясь передхозяевами-водителями, оттаиваем прямо в машинах, заливая их ровным слоем воды. Кажется, второй дайв и не светит – жалко… Греемся.


Перекрикивая порывы ветра, хозяева зовут к обеденному столу, спрятанному за зеленым телом «УАЗа». Народ нехотя выползает из мокрыхмашин и бредет к трапезной – голод-то не тетка, тем более после дайва! Горячая пища и питье, сдобренные живой беседой об увиденном,согревают тело, потом душу, а потом и полностью поправляют погнутое стихией настроение. И, о чудо, прямо как в кино с быстроменяющимися картинками, уходят за горизонт облака, появляется прямо из центра неба солнце и начинает поливать мыс Хобой и всехнас струями горячего весеннего света… «На второй дайв идем?» – спрашиваем друг друга. «Да вообще не вопрос – могли бы и неспрашивать!!!»

Дорога назад, как всегда, короче, а потрясающие виды байкальского заката необычайно красивы. Даже наш водитель, катающий такихстранных людей как мы не первый сезон, дернул ручник, вышел на лед и, обращаясь к нам, предложил: «Мужики, постоим, посмотрим –красота-то какая!» Мужики, понятно, не возражали.


Ольхонские ворота – пролив, где организована летняя паромная и зимняя ледовая переправы – конечная точка нашего сафари. Кстати,абсолютно логичная точка – судите сами – Хобой на севере, Хужур и окрестности – почти в центре и Ольхонские ворота на юге. Чтоназывается, «замыкая круг». К тому же, если есть желание оценить перспективы – лучше места нет. Нет, не перспективы дайвинга наОльхоне (с этим, по-моему, все понятно), а перспективы Байкала, его необъятных просторов. Не просто линию льда, переходящую влинию неба, а живописно дополненную островами и островками – вот это то самое место!

А такого прозрачного и красивого льда вообще нигде не найти. Стоя на его полированной поверхности и имея под ногами десяток-полтораметров воды, можно сосчитать количество мелких камушков на дне. А если представить в этом месте подледную рыбалку, например,между дайвами, то, кажется, отпадает нужда во всяких «кивках», поплавках и прочих индикаторах поклевки – все видно как через стекло!


Горизонтальная прозрачность – метров за тридцать, освещенность – как на поверхности. Первый раз за поездку мощный «Хальцион» теряетактуальность и отдыхает на карабине. В ветвях губки по-хозяйски устроились на отдых мордатые бычки – картинка почти красноморская,только цвета поскромнее. В камнях у берега снует парочка небольших сигов… или омулей – так и не научился их распознавать, покаони не на тарелке. Все располагает к спокойному дайву, завершающему наше ледовое сафари.

Кстати, летом, со слов ребят, здесь менее спокойно – есть ощутимое течение с пролива, ходит приличная волна и из-за этого бываетне очень прозрачно. Так в том и прелесть подледного дайвинга – добраться почти по тверди, почти без болтанки и качки, почти кудаугодно и нырнуть – в почти тепличных условиях. Собственно, чем мы в эти дни и занимались.


На финише – общее фото, слова благодарности, традиционное братание и обещание, прежде всего себе, вернуться и понырять. Ночью впоезде снится байкальский лед и отвесные скалы. Машина времени, как всегда, работает исправно, возвращая в недавнее прошлое.

♦ Перейти к началу статьи«Байкал — подледное сафари»

Ответить

Обязательные поля отмечены *

Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39

© 2008-2012 вГлубине.ру. При заимстовании материалов с сайта прямая гиперссылка на http://vglubine.ru обязательна. По всем вопросам обращайтесь на info@vglubine.ru или по телефону в Санкт-Петербурге (812) 715-71-01.

© 2012 Разработка и дизайн сайта ukraya.ru