Желание научиться погружениям в пещеры, которое теплилось во мне все последние годы, вспыхнуло с новойсилой после краткого знакомства с глубокими морскими пещерами национального парка Рас-Мохаммед в Египте.Пока в России возможности пройти курс «full cave» достаточно ограничены. Кроме того, мне хотелось поучитьсяу такого инструктора, который представляет интерес и как личность и пытается выйти за рамки возможностейчеловека.

Таких людей не так много в мире, и один из них – Седрик Вердье (Cedric Verdieu) – отважный француз,который прославился организацией погружения на глубину 240 метров в пещере Шра-Каэо в Таиланде. Пославсообщение на его вэбсайт, я удивительно быстро получил вполне благожелательный ответ. И вот уже к Седрикуедет учиться небольшая команда из трех технических дайверов – Сергей Долотов, Геннадий Фурсов, Андрей Рянский.Место действия – Таиланд.


Небольшой городок АоНанг в провинции Краби поразил красотой окружающей природы. Повсюду, среди джунглей, в морерассеяны огромные вертикальные скалы. Они местами поросли лианами, с них свисают огромные сталактиты, в их толщевидны прорези пещер. Эти пещеры продолжаются и под землей, местами создавая огромные глубокие затопленные лабиринты.

Седрик Вердье посвятил их исследованию не один месяц. На нашей первой встрече мы сидим в городском кафе, обсуждаяплан действий. Вместе с Седриком – Маурисио Джармини (Мо), инструктор и опытный пещерный дайвер. Он был дайверомподдержки у Седрика во время его знаменитого погружения в Шра-Каэо, а теперь будет ассистировать во время курсов.Очень импонирует манера общения – Седрик потрясающий собеседник, с прекрасным чувством юмора. Мягкий французскийстиль в нем сочетается с недюжинной силой – через несколько минут я вижу, как он, улыбаясь, легко шагает к нам,держа в каждой руке по спарке.

Снаряжение погружено в джип, и машина мчится сначала вдоль моря, потом уходит в горы. Там, в получасе езды от города,окруженные пышными тропическими лесами, стоят высокие скалы Шра-Каэо. Они отражаются в воде двух почти круглых озер,расположенных в сотне шагов друг от друга. Озера очень красивые, в них цветут лотосы, и сюда приходят на водопойживущие неподалеку слоны, состоящие на службе у тайского турбизнеса. Кажется невероятным, что под этими озерамирасполагается глубочайшая подводная система. В нее можно попасть из любого озера – нырнуть в одно озеро и вынырнутьиз другого – их системы соеди нены на глубине 80 метров.


Первый день посвящаем проверке снаряжения, проводим пробные погружения, вечером – занятие по теории. «Если вы приехалиполюбоваться на красивые пещеры – забудьте об этом!» – с этого начинает Седрик первую лекцию. «Я буду учить вас нелюбоваться пещерами, а выбираться из них. Спасаться в самых неблагоприятных условиях – при потере ходовика, в условияхнулевой видимости, серьезно запутавшись. В Таиланде замечательные условия для этого – нет постоянной опасности повредитьхрупкие сталактиты, а видимость часто такая, что не нужно надевать черную маску». В справедливости этого мы убедились ужеднем, во время пробных погружений. Одно неловкое движение – и видимость не только в пещере, но и в озерце падает до нуля –после нас его зеленоватого лубая поверхность поменяла цвет на грязнокоричневый.

Распорядок следующего дня во многом повторялся и в дальнейшем. Ранний подъем, погрузка снаряжения, едем в горы. Рощикаучуконосов блестят в лучах утреннего солнца, джунгли наполняются звуками, к небольшому озерцу тянется вереница слонов.Наш джип с кузовом, набитым спарками, катушками, HID-фонарями, кажется пришельцем из другого мира. Сначала Седрик и Маурисиопроводят сухопутный тренинг. Ходовой конец натягивается между деревьями, и мы то повторяем манипуляции с катушкой, то проходиммаршрут в черных масках, держась друг за друга, как слепые на картине Гольбейна. Потом одеваемся, проверяем снаряжение,прыгаем в озеро. Распределяем роли – кто теряется, кто ищет потерю, кто идет первым – «мозги группы», кто последним –«двигатель». Ныряем, пытаемся под водой проделать то, что до этого выполняли наверху. Видимость часто не более полуметра,условия максимально приближенные к боевым.

Кейв-университеты Таиланда

Возле нас невидимками, с выключенными фонарями, парят наши инструкторы, контролируя ситуацию и предупреждая возможное опасноеразвитие событий. Иногда из темноты появляется рука и переставляет мою руку на соседний ходовик, иногда черная тень отводитодного из нас в сторону от группы – оставшиеся должны выполнить по пунктам весь продуманный протокол по поиску. Поднимаемсяна поверхность. Тут же, в воде, дебрифинг – обсуждение ошибок. Меняемся ролями и погружаемся вновь. Практика закончена – выходимна сушу, разбираем снаряжение и едем обратно. Большой жары нет, в горах относительно прохладно, иногда идет дождь. Возвращаемсяв Ао-Нанг, выгружаем и вешаем сушиться снаряжение. Пара часов отдыха – и вот мы с тетрадками и ручками собираемся на вечерние занятия.

Основы теории Седрик подкрепляет различными примерами из практики. «Главное – никогда не сдаваться, – рассказывает он. – Одинкейвдайвер, потерявшись и отчаявшись найти выход, оставил на слэйте замечательное прощальное письмо. Он написал любимой женщинео том, что все его последние мысли только о ней. И что он умирает, мысленно видя ее образ. При этом он не дошел до выхода околоста метров – и вместо эпистолярных упражнений мог просто поработать ластами, воздуха ему бы хватило».


Занятия окончены, время отдыха. Ресторанчики АоНанга оставили у нас массу приятных воспоминаний. Ужины на открытой террасе,прохладное вино в бокале, томатный супчик, шашлычки с тигровыми креветками, прекрасно запеченный красный снэппер. После этогопереходим в кафе-мороженное – с его выбором из более чем пятидесяти сортов. Стоимость всего этого обычно не превышает 20 долларов.При желании можно поужинать и за пару долларов у местных макашниц – жаровен, на которых тайцы готовят местные блюда. Все продуктысвежие, обильно приправленные специями.

Но вот очередной день учебы закончен, а завтра с утра – продолжение курсов. Так продолжается день за днем. Рядом со Шра-Каэо триподводных пещеры, каждая со своим небольшим озером. Мы их называем между собой – озеро лотосов (вход в пещеру – подпарой лотосов),озеро слонов (к нему подходят слоны) и третье озеро. Его название – Шра-Конгши, но мы чаще зовем его Волшебным озером. Крохотное,оно расположено в густом лесу, над ним нависают лианы, случайные солнечные лучи выхватывают из полутени отдельные фрагменты. Еговода иногда светится странным синеватым свечением. Кажется, что какая-то магия разлита над озером. И не верится, что под небольшойскалой находится вход в пещеру. Наклонный проход опускается до глубины 40 метров, где переходит в горизонтальный коридор. Кудаведет этот коридор – неизвестно. Седрик проплыл по нему в свое время около 1 км. То сужаясь, то расширяясь, он тянется на постояннойглубине – возможно, к новым пещерам.



Самая основная проблема, над которой нам пришлось поработать – это навыки работы в команде. Превратить троих опытныхсамодостаточных соло-дайверов в команду, в которой все могут решать проблемы сообща в условиях нулевой видимости – задача не излегких. Но без этого в пещерных погружениях невозможно выполнить даже несложные упражнения. Поэтому первые три дня у нас ушли нетолько и не столько на отработку специальных навыков, сколько именно на перестройку мышления, на отработку техники взаимодействия.Хотя и до этой поездки мы много раз ныряли вместе. Это были не простые многочасовые технические погружения, правда, в прозрачнойводе Красного моря. Но после того, как мы научились перед погружениями детально проговаривать роли каждого из нас и возможныесценарии событий – стало намного легче.

Остались чисто технические моменты и новые навыки, которые всем нам предстояло освоить. И постепенно пришла уверенность, чтонепростая программа курса будет выполнена. Эта уверенность уже не покидала меня все последующие дни. И когда Седрик отвел меняв пещере в сторону от группы и, сняв маску, стал кантовать мою расслабленную тушку, проталкивая в лабиринт поваленных стволов,чтобы сделать упражнение по поиску ходовика еще интереснее. И когда наши наставники, остановив группу на выходе из пещеры послевыполненных упражнений, опутывали нас паутиной из обрывков хо
довиков. Все самое интересное проходило в черной маске или безмаски – но эта предосторожность была излишней – ночные тропические дожди не способствовали хорошей видимости.



Седрик позже признался: «Такая низкая видимость стала для нас с Мо неприятным сюрпризом. Мы не думали, что вы сможете выполнитьпрограмму в таких условиях. Многие из групп, с которыми мы работали, не выдержали бы этого психологически. У каждого из вас естьнедостатки, над которыми нужно работать. Но у вас есть одно ценное свойство – вы никогда не сдаетесь и всегда упираетесь допоследнего».

Но вот завершено последнее погружение программы. Я прохожу декомпрессию, зависнув в полуметре от коряги и наблюдаю, как по нейползает полупрозрачная креветка. Судя по ощущениям, такая же креветка решила поселиться в моем левом боте. Я выхожу на берегозера. Немного грустно, что все закончилось. Наша группа встает на берегу, Седрик, Мо, Геннадий, Сергей – все улыбаются,я фотографирую. И только тут замечаю, что озеро, из которого мы только что вышли, такое же изумрудное, как и ранним утром.

Ответить

Обязательные поля отмечены *

Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39

© 2008-2012 вГлубине.ру. При заимстовании материалов с сайта прямая гиперссылка на http://vglubine.ru обязательна. По всем вопросам обращайтесь на info@vglubine.ru или по телефону в Санкт-Петербурге (812) 715-71-01.

© 2012 Разработка и дизайн сайта ukraya.ru