Спустя 64 года после окончания войны, которого «Л-24» так и не дождалась, у нас появилась возможность посетить место гибели подлодки в рамках экспедиции «Поклон кораблям ВеликойПобеды». Впервые исследование погибшей подлодки начали болгарские дайверы из дайв-центра BSTD в 2008 году. Тогда было установлено, что объект, покоящийся на дне на траверсе мысаШабла, предположительно является советским минным заградителем «Л-24», без вести пропавшим в декабре 1942 года.


У нашей международной экспедиции в этом году была задача-минимум – подтвердить или опровергнуть эту версию и закрепить на корпусе лодки мемориальную табличку с именамипогибших подводников. Для этого необходимо было найти любые номера, однозначно указывающие на серию и тип лодки. Задачей-максимум явилось проникновение в подводную лодкуи подъем бортового журнала. Впрочем, до начала экспедиции, сведения у нас были достаточно скудные – географические координаты и описания болгарских коллег, со слов которыхлодка лежит на ровном киле на глубине порядка 60 метров без повреждений и с задраенными люками. Итак, нам предстояло идентифицировать лодку и, возможно, попытаться выяснитьпричины ее гибели.

Константин Богданов, Юрий Шалимов, Сумбат Александров, Дмитрий Чистилин прилетели в Варну из Москвы на самолете 1 июня, их встретили гостеприимные болгарские дайверы и отвезлина место базирования в соседний городок-курорт Каварну. В тот же день, добравшись на машине из Волгограда в компании Алексея Важинского, к ним присоединились и мы – Роман Дунаеви Анна Козлова.



С болгарской стороны в организации процесса принимали участие Росен Желязков – опытный водолаз, Владимир Живков – организатор уже нескольких археологических подводных экспедиций,Владо Явашев и Михаил Заимов.

Организация погружений была на высоте. В старинном особняке в городке Каварна расположилась выездная база дайв-центра «Black Sea Technical Divers». Огромное помещение, разгороженноелишь визуально рядами сухих костюмов на просушке. Батареи гелиевых баллонов, бустер, анализатор, ряды ярко-белых спарок – все под рукой и на своих местах.

Учитывая важность задач и условия погружений, на гелии не экономили – мешали 17/35. А для поддува сухих костюмов желающие могли воспользоваться аргоном, благо у принимающей стороныон был в достаточном количестве. Декомпрессионные смеси стандартные – 50-й найтрокс и кислород.


В первый день экспедиции Алексей Важинский собрал декомпрессионную станцию, так как проходить декомпрессию в сильном приповерхностном течении одновременно приходилось как минимумтрем дайверам. Погружаться решили группами по 2–3 человека, у каждого своя оговоренная заранее задача. Например, двое дайверов очищают нос рубки, третий – видеооператор – фиксируетпроцесс и расчищенные поверхности. Затем идет следующая тройка и так далее. Во всей команде – два видеооператора и один фотограф. Средняя глубина – 55 метров, время на дне от 25–35минут у дайверов на открытом цикле и до 50 минут на закрытом. Декомпрессия проводилась вдоль спускового конца.

От причала до мыса Шабла – места гибели «Л-24» – около 50 километров. Для передвижений по морю использовались спид-боты, легко развивающие скорость около 25 узлов. Таким образом,дорога в одну сторону занимала у нас около часа.


От первого погружения захватывает дух: подводная лодка действительно кажется абсолютно целой. Ее силуэт выступает черным в мутно-зеленых сумерках Черного моря. За это время корпуссильно оброс мидиями, но очертания нельзя ни с чем перепутать: высокая рубка посажена на длинном сигарообразном корпусе, два орудия, окаймляющие ее, гидролокационная антенна иперископы. Первое погружение – вводная экскурсия, поэтому мы пытаемся составить общее впечатление, не заостряя внимание на деталях. Обходим корпус по периметру: характерныйзаостренный нос как бы висит в воде, не касаясь дна; корма, также парящая в воде, винты – все превосходно сохранилось. Полное безмолвие и спокойствие, сложно представить, что там,внутри, находятся тела 57 человек, когда-то мучительно ждавших своей смерти. Вероятно, они не погибли сразу, ведь повреждения на корпусе лодки совсем небольшие – скромная заиленнаяпробоина под большим орудием ближе к носовой части.Течение на дне ограничивает наши перемещения. Проведя на глубине 55 метров около получаса и бегло осмотрев корпус лодки, мы начинаем подъем на поверхность вдоль спускового конца.


Вечером этого дня, уже имея собственные представления о состоянии лодки, мы планируем завтрашнее погружение. Решаем погружаться парами и тройками – в зависимости от задач. Дляидентификации лодки необходимо зачистить большую площадь корпуса лодки, навигационных приборов, орудий. Заводские номера, находящиеся там, могут подсказать нам точную модельлодки. Но точное расположение номеров нам пока неизвестно, поэтому работы предстоит много. Мы заранее запаслись металлическими щетками и шпателями для удаления мидий и водорослей.В группе два видеооператора – Алексей Важинский и я. Увиденное под водой мы фиксируем на камеру, чтобы потом рассмотреть подробнее и показать экспертам.

На следующий день началась работа. В основном работаем в рубке. Постепенно расчищаем прибор, возвышающийся на прочной опоре (вероятно гирокомпас), наружные стенки – в надеждеобнаружить звезду на носу рубки, обнаружили и начали чистить рубочный люк.


Работы по расчистке занимали нас следующие 3 дня. Удалось обнаружить маркировку на затворе 100-миллиметровой пушки: Б-24, а ниже 06–9. Запрос в архив показал, что принадлежностьорудия не оставляет сомнений – это «Л-24». Впрочем, сомнений и так уже не оставалось: все детали затонувшей подлодки точно совпадают с прижизненными фото «Л-24».

Следующей задачей было открыть люк. О попытке проникновения в этот раз сложно было говорить, так как времени оставалось совсем мало. Люк поначалу не хотел сдаваться. В ход шлимолотки, зубила, ломы. Но все тщетно. Море не спешило отдавать свои тайны. В предпоследний день погружений удалось немного пошатнуть крышку люка, она едва приподнялась и наповерхность стали вырываться пузыри воздуха 67-летней давности. Легкий морской бриз подхватил освобожденные души подводников и унес с собой.


В заключительный день люк, наконец, поддался: при помощи лебедки получилось приоткрыть крышку примерно на 45 градусов. Из люка наружу вырвались пузыри воздуха и солярка. Вместес топливом в приоткрытую крышку внезапно проскочил черный шарообразный предмет с обрывками веревки. Оказалось, что это аварийный буй. Буй изготовлен из брезентовой оболочки,набитой пробковой крошкой. Как он оказался между двумя люками в центральной части лодки, пока не ясно. Затворный механизм люка изнутри выглядит, как новый, – он хранился смазаннымсоляркой все эти годы. Сквозь поднятую муть видно лестницу, уходящую вниз, и второй люк.

Время, отведенное нам для экспедиции, завершилось. Работа команды принесла свои плоды. За столь краткий промежуток времени удалось сделать многое. Мы не оставляем надежд вскрытьвторой внутренний люк, который, вероятно, откроется намного быстрее и легче внешнего, и проникнуть внутрь лодки за бортовыми документами. К тому же наличие солярки внутри подлодкипозволяет предположить хорошую сохранность механизмов. Все это – задачи следующих этапов экспедиции. А в этот раз на прощание в память о погибшем экипаже мы разместили на корпуселодки мемориальную табличку с именами подводников, служивших на «Л-24», и венок.

С историей подводной лодки Вы можете ознакомиться в статье»Жизнь и смерть подлодки «Л-24»».

Ответить

Обязательные поля отмечены *

Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39 Рекомендуем: Скачать Майнкрафт 0.16.0 на андроид

© 2008-2012 вГлубине.ру. При заимстовании материалов с сайта прямая гиперссылка на http://vglubine.ru обязательна. По всем вопросам обращайтесь на info@vglubine.ru или по телефону в Санкт-Петербурге (812) 715-71-01.

© 2012 Разработка и дизайн сайта ukraya.ru