Староконный рынок?.. А где он находится?..

Человек с Большого Фонтана, чьи белые туфли говорят о скромном желании отдыхать целый год, будет категоричен: «Это на конечной пятого трамвая». В его мыслях плавает малабарский данио, и он знает, кто кушает дафнию каждый день.

Молдаванка уже сменила архаичные газовые баллончики на пит-буль-терьеров. Теперь на улицах гораздо свободней. Здесь уверены, что Староконный – на Косвенной. Чтобы поговорить за жизнь, таких великих знаний, конечно, мало, и на Молдаванке спросят:
— «Вы имеете в виду «Птичий?»

Центр, вычесав с утра пучеглазых, подушечных котов, отправится кратчайшим путём: улица Раскидайловская или Градоначальницкая, ныряющая вниз, как в огромную прорубь. Сейчас, впрочем, метут по Ленинградской, там злачная барахолка.

Хаджибеевская дорога, Слободка, камышовый Лиманчик, нагрузившись кроличьими клетками, прикидывают, что место сие всё-таки на Балковской, затем – так себе: немного ножками вверх по спуску.
— «А нутрия вам не нужна?»
— «Значит, с ваших слов, Староконный получается в районе Автовокзала?..»
— «Как мех играет. Прижмите к себе».

Интеллигентные Черемушки, создавшие в микро-пятиэтажках цивилизацию макро-хомячков, оперируют автобусными маршрутами.

Все это так. И не совсем…

Староконный – в любом месте Одессы. Он начинается с голубого птичьего пёрышка, что плавает по улице над головами. Оно никогда не сядет на тётку с мешком. Пёрышко парит в воздухе, потому что ищет именно вас, вашу душу. И когда найдет, вы будете страдать, пока не вернетесь. К себе самому, на Староконный.

Вот уже несколько лет, как на Староконный рынок попали дрожжи лихой современной коммерции. Побурлив на газетах, кислых картонках, разложенных на асфальте, и в глубине пятнистых прилавков, они разнесли пышное одесское тесто, обрушив ближайшие дома и завалив ракушечные заборы. Рынок поднялся над серым битым асфальтом, сверху появилась румяная корочка из ярких крыш. Магазинчики теперь считают на дюжины, продавцов – сотнями, а покупателей – на калькуляторе.

На Староконный я спешил впереди себя. У меня постоянный маршрут: через барахолку на Ленинградской. Здесь главное – не наступить и обойти. Два раза в неделю где-то рядом открывается огромный чулан. Занятных вещей предостаточно.

Сегодня изобилие всевозможных рогов. Я видел лосиные, муфлона.
– А это чьи?
– Да тоже какой-то скотины.

У бывшего центрального входа продавалась изумительная лисья шкура. Черный мех сиял, как Северное сияние.
– Это, между нами, лис.
– Откуда я знаю? – моя спутница привыкла сомневаться во всем.
– А вот, смотрите, еще лучше – потрогайте здесь.
– Конечно. Думаете, ваша шкура станет в два раза больше?
Мужики прыснули, потом стали хлопать в ладоши. Именно тогда мимо нас пронесли на рынок клетку с большим серым жако…

Громкие аплодисменты, которые я услышал спустя минут двадцать, брызнули мне в лицо, словно ледяная вода. На какое-то мгновенье я испытал полную оторопь. Серогрудый жако провернулся на ветке и, смещаясь на когтистых лапах, перебрался к самым прутьям высокой клетки. Он узнал нас первым и был рад, что доморощенный спецэффект произвел такое бездонное впечатление. Моя спутница, чей профиль волнует даже отражаясь в желтом птичьем глазу, рассмеялась- она сразу сообразила, в чем дело:
– Лисья шкура, – напомнила она мне.
Попугай выждал и что-то про-ш-ш-ш-шепелявил.
– Не делай из себя глупости, – попросила хозяйка. Она сказала это без всякого раздражения, и наш разговор потек ручейком.

Жако – самый талантливый попугай. 300-400 слов норма даже для средней птицы. Замечательно, что жако не просто запоминает слово, а «присваивает» его вместе с ситуацией. И вспоминает больше «по случаю». Бывает так, что через довольно продолжительное время. Слово, фраза, услышанные в условиях необычных, схватываются практически сразу.
Подобно всем большим попугаям, жако обидчив, злопамятен.
Я удивлен:
– А как же можно обидеть птицу?
Попугая легко обижает тот, кто его просто не понимает. Такой человек не составит себе труд сообразить, что, скажем, попугаю нужны свежие ветки, место, где можно поточить клюв. Попугай не только отчаянно любопытен, он – хотя в это трудно поверить, – может быть по-человечески ласков. Глупо и бесполезно кричать: «Ты содрал полировку!» Он сделал это, так как не мог иначе по своей сути. Блестящие сережки в чужом или родном, хозя

Ответить

Обязательные поля отмечены *

Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39

© 2008-2012 вГлубине.ру. При заимстовании материалов с сайта прямая гиперссылка на http://vglubine.ru обязательна. По всем вопросам обращайтесь на info@vglubine.ru или по телефону в Санкт-Петербурге (812) 715-71-01.

© 2012 Разработка и дизайн сайта ukraya.ru